СМИ о нас

Новости космонавтики (№11, 2018). «СириусСаты» в свободном полете

Уже два месяца на орбите успешно работают SiriusSat-1 и SiriusSat-2 -первые российские школьные малогабаритные космические аппараты (МКА), запущенные с МКС космонавтами Олегом Артемьевым и Сергеем Прокопьевым во время выхода в открытый космос 15–16 августа 2018 г. (НК № 10, 2018, с. 13-17). Эти кубсаты разработаны детьми из образовательного центра «Сириус» (Сочи) совместно со специалистами компании «Спутниковые инновационные космические системы» (СПУТНИКС), резидента инновационного центра «Сколково».

Оба научно-образовательных МКА готовы приступить к выполнению поставленной научной задачи. Впереди обработка данных, полученных с полезной нагрузки – приборов для сбора информации о распределении заряженных частиц на низкой околоземной орбите. Данные помогут в изучении микровысыпаний из радиационных поясов Земли, быстрых вариаций потоков электронов на внутренней границе внешнего радиационного пояса и на границе Южно-Атлантической аномалии, а также в исследовании влияния космической погоды на нашу планету. Не менее важна общественная миссия этих спутников – проложить путь в космос школьным аппаратам.

МКА созданы на базе наноспутниковой платформы OrbiCraft-Pro, разработанной компанией СПУТНИКС и имеющей стандартизованный форм-фактор - CubeSat (1U или 3U). Спутники размера 1U были доработаны с учетом требуемой специфики: оснащены ручкой для запуска космонавтом, гибкими антеннами, системой ручной активации, а также специально разработанными защитными быстросъемными чехлами и мягкими транспортировочными контейнерами. Масса каждого аппарата вместе с ручкой – 1.45 кг, габариты без учета раскрытых антенн – 130 x 131 x 236 мм. Основной полезной нагрузкой служит детектор космических частиц, созданный в Научно-исследовательском институте ядерной физики (НИИЯФ) Московского государственного университета и собранный при участии школьников из центра «Сириус» в рамках образовательной программы «Большие вызовы».

На вопросы «Новостей космонавтики» отвечают Роман Жарких, проектант наноспутниковой платформы OrbiCraft-Pro, и Анатолий Копик, директор по маркетингу компании СПУТНИКС.

– Сейчас в мире есть несколько фирм, продающих готовые решения в области кубсатов. Как обстоят дела у СПУТНИКСа: вы все делаете сами или что-то закупаете?

– Особенностью кубсатов является модульность. Существование большого количества фирм, которые занимаются производством платформ и модулей, как разобусловлено тем, что, благодаря высокой степени унификации, кубсат-компоненты можно комбинировать как детали конструктора. Производители взаимодействуют друг с другом, обеспечивая совместимость. Примерно по той же схеме мы пытались разработать платформу, элементы которой, представляя собой какой-то законченный функционал, могут быть разбиты на составляющие, в определенной степени обеспечивая свободу в использовании.

Основная идея состояла в том, чтобы создать полный комплект бортовых систем нашей разработки, сделанных с использованием зарубежной индустриальной электронной компонентной базы. Но при этом вся конструкторская документация и весь цикл испытаний выполнялись у нас. Модульность позволяет использовать платформу в перспективе в каких-то комбинациях с другими полезными нагрузками, а также с модулями других производителей.

– Кто ваши потребители?

– Наноспутниковая платформа была задумана, в первую очередь, для образовательных учреждений как развитие другого нашего продукта – учебного конструктора OrbiCraft, набора из отдельных функциональных блоков, по отдельности представляющих собой различные системы полноценного МКА – такие как передатчик, приемник, солнечный датчик, системы электропитания, стабилизации, ориентации и т. д. Блоки конструктора OrbiCraft выполнены из пластика и собираются в полноценный имитатор МКА для наземной отработки и знакомства с устройством и функционированием спутника. Набор обладает довольно развитыми средствами программирования, позволяющими школьникам не только знакомиться с устройством и работой МКА, но и писать свои программы.

Целевая аудитория обоих конструкторов – школы, участвующие в чемпионатах WorldSkills* образовательные учреждения, детские технопарки «Кванториум», центры молодежного инновационного творчества (ЦМИТы), кружки робототехнической и космической тематики. Все они уже получили и освоили достаточно много конструкторов. Появилась мысль развить идею дальше – перенести наработки в космос. Мы задумали создать не просто имитатор, а реальный спутник формата «кубсат», который, с одной стороны, был бы преемником конструктора OrbiCraft, а с другой – мог летать и выполнять какие-то реальные функции.

В качестве бортовой вычислительной машины (БВМ) OrbiCraft использует довольно известный одноплатный компьютер компактного размера Raspberry Pi третьей версии, имеющий стандартные разъемы для подключения низкоуровневой периферии и сетей, четырехядерный 64-битный процессор ARM с частотой 1.2 ГГц и 1 Гбайт оперативной памяти. В кубсат-платформе мы решили пойти дальше, адаптировав элементы под реальную космическую работу.

* Чемпионаты проводятся международным некоммерческим движением WorldSkills International в целях повышения стандартов подготовки кадров.

– Вас что-то не устраивало?

– Во-первых, Raspberry Pi – это один процессор, который выполнен по очень тонким техническим и технологическим нормам, требующий большого количества внешних компонентов, которые сами по себе надо подготовить. Во-вторых, он имеет весьма сложное программное обеспечение, что не повышает надежность; его трудно обновить с Земли из-за «узких» каналов обмена информации с кубсатом. Возможны, конечно, некие автономные средства восстановления работоспособности БВМ после сбоев, но целиком обновить софт, избавив его от ошибок, невозможно. Канала не хватит – объем прошивки очень велик.

Решить задачу повышения надежности за счет дублирования систем, как на «больших» спутниках, нельзя из-за дефицита масс и энергии. В частности, процессор БВК потребляет солидный кусок энергобаланса спутника, а если поставить два – вообще будет сложно даже думать о какой-то полезной нагрузке.

По опыту работы с «Авророй»* мы понимали, что самое главное – повысить отказо- устойчивость систем платформы. В связи с этим было решено обеспечить преемственность с платформой «ТаблетСат», с ее блоками и устройствами, функционирующими независимо от БВМ. На самом деле SiriusSat функционально представляет собой практически полный аналог «Авроры»: мы даже софт используем тот же самый. Несмотря на то, что элементы интегрированы на нескольких платах, реально они представляют собой отдельные приборы, каждый из которых сделан малопотребляющим и введен в контур управления. С функциональной точки зрения это все такие же отдельные приборы, как стоят на «Авроре».

Таким образом, мы смогли добавить в эти приборы функциональности и независимости, чтобы они могли работать даже без бортового компьютера. Все это вылилось в то, что для экономии энергобаланса Raspberry Pi установлен на МКА в качестве отдельной полезной нагрузки, чтобы посмотреть: как он себя ведет и можно ли на него рассчитывать при следующих запусках.

* Спутник нового форм-фактора «ТаблетСат», спроектированный и построенный компанией СПУТНИКС в качестве технологического демонстратора. Выведен на орбиту 19 июня 2014 г. (НК № 9, 2012, с. 60-61; № 8, 2014, с. 22-25).

– А как же тогда управляется «борт» кубсата?

– Системы функционируют сами по себе, независимо. В частности, таковы система телеметрической информации – приемопередатчик УКВ-диапазона со своим процессором и функциями по взаимодействию с Землей – передает команды запрошенным устройствам для сбора общей телеметрии от маяков (он сам их набирает и сам отправляет раз в 30 сек), а также система электропитания со своим процессором, которая обеспечивает живучесть МКА: контролирует параметры батареи, температуру, ну и сама следит за тем, чтобы ее процессор не завис.

В итоге получилась распределенная система. Есть полезная нагрузка, которая занимается сбором, сохранением и выдачей (по команде) данных с детектора. Есть блок датчиков, у которых имеется свой процессор. Эта система с помощью датчика угловой скорости занимается стабилизацией аппарата – и в итоге функционирует без команд единого центра.

– Пригодился ли опыт «Авроры», где имелись такие же функции?

– Безусловно. Мы полностью взяли архитектуру «ТаблетСата» в части набора датчиков, телеметрической информации, обмена между блоками, программного обеспечения. В принципе мы получили «Аврору» в таком маленьком формате (конечно, со скидкой на параметры точности). С одной стороны, SiriusSat стал логичным продолжением конструктора OrbiCraft, с другой – ступенью для подготовки собственной платформы на базе «Авроры».

Конструктор спутника OrbiCraft-Pro 1U в кейсе
Конструктор спутника OrbiCraft-Pro 1U в кейсе

 

Следует отметить, что процесс разработки был итерационным и эволюционным. Но изначальная идея состояла в том, чтобы запустить «детский конструктор» в космос. После более глубокой проработки вопроса мы выяснили, что можно получить и аналог реального аппарата, что, собственно, и сделали.

Сейчас мы перешли на следующий виток: у нас есть новая версия конструктора (OrbiCraft 2.0), который хотим проработать. Он тоже имеет набор систем, аналогичный «авроровским» и кубсатным, которые должны быть модифицированы.

– Судя по описанию, МКА SiriusSat немного не соответствуют стандарту «кубсат» по габаритам и массе…

– Объяснение очень простое. Аппарат полностью соответствует кубсатным габаритам, но поскольку был выбран вариант доставки в космос через МКС, то поступили дополнительные требования от Ракетно-космической корпорации (РКК) «Энергия», обусловленные тем, что запуск будет производиться вручную космонавтами. От нас требовалось сделать ручку, чехол и систему, которая физически включает электричество. И еще переработать антенны: в исходном варианте они жесткие, а в летном – гибкие. Поэтому, если скрутить пусковую ручку и померить SiriusSat, это будет именно стандартный кубсат. То же самое с массой: ее превышение обусловлено ручкой и шпильками.

– Как вообще пришла (и – главное – как материализовалась) идея запустить «конструктор» в космос?

– Еще в 2016 г. началась наша работа с центром «Сириус Сочи». Фактически вся космическая испытательная лаборатория, которая там построена, создавалась совместно со СПУТНИКСом. Потом, независимо от этого, мы выиграли грант в Фонде содействия инновациям (Фонде Бортника), по которому стали разрабатывать платформу «OrbiCraft Pro». В 2017 г. нас пригласили в «Сириус» провести проектную смену. У них практикуются трехнедельные смены, где устроители собирают талантливых детей и делают какой-то завершенный проект, который имеет перспективы развития. У нас появилась логичная идея предложить им на базе платформы собрать аппарат, который можно будет запустить. В принципе они согласились, и эту смену мы провели.

Летом 2017 г. во время посещения центра «Сириус» Президентом РФ ребята показали В.В.Путину SiriusSat и задали вопрос о возможности запуска спутника. После того, как был получен положительный ответ, Роскосмос помог в организации отправки МКА на орбиту в рамках программы корпорации по бесплатному запуску российских школьных и студенческих спутников.

Пришлось довольно много поработать, чтобы уложиться в объявленные для нас сроки. Наши ресурсы были ограниченны, а работа потребовала значительных усилий. Ребята, которые собирали спутник в лагере, еще небыли на 100 % уверены, что он полетит, но очень хотели увидеть свое детище в космосе. Мы понимали, что обманывать их ожидания нельзя…

Мы сразу готовили два аналогичных аппарата, но, по требованиям «Энергии», пришлось сделать еще и третий, полностью идентичный запускаемым. Он находится в корпорации – на случай каких-либо инцидентов для последующего расследования. Кроме того, был изготовлен массово-габаритный макет, на котором тренировались космонавты.

С МКА был проведен полный цикл испытаний. Предварительно испытали саму платформу, еще при подготовке к смене в «Сириусе». Затем с ребятами провели вакуумные, механические испытания: космическая лаборатория «Сириуса» позволяла это сделать.

И уже в конце аппараты, которые были собраны, прошли целый ряд функциональных испытаний и, опять-таки, механических, термовакуумных, уже согласованных с «Энергией», плюс аккумуляторы испытывались. Таким образом, на станцию улетели два аппарата. SiriusSat-1 и SiriusSat-2 были запущены вместе с тройными (3U) кубсатами курского Юго-западного университета («Танюша-ЮЗГУ») и Томского политехнического университета («Томск-ТПУ 120»). Последние два тоже оснащались ручками и специальными компонентами для ручного выведения.

– Когда вы услышали спутники – сразу после запуска или как-то иначе?

– Там была довольно замысловатая история. Для получения информации с наших спутников мы построили в Сколково Центр управления полетом (ЦУП) с приемо-передающей аппаратурой. Но он был один и был способен принимать сигнал лишь несколько раз в сутки по 10 минут, когда кубсаты пролетают в зоне его радиовидимости.

Для того, чтобы иметь возможность как можно чаще слышать спутники, при разработке нашего ЦУПа мы заранее связались с радиолюбительскими сетями по всему миру. Чуть не забыли: кроме научных полезных нагрузок, SiriusSat несет еще и радиолюбительскую аппаратуру, то есть выполняет радиолюбительские регламенты по открытости телеметрии; это все опубликовано – и любой радиолюбитель может получить телеметрию с подобного кубсата.

Мы пошли дальше и выложили в Сеть бесплатное программное обеспечение, которое позволяет декодировать этот сигнал, представляя информацию в каком-то удобоваримом виде, визуализируя ее с помощью графиков и сохраняя на диске. И при этом в софт добавлен функционал, позволяющий пересылать эту информацию к нам на сервер. Таким образом, все радиолюбители, которые не отключили эту функцию, с помощью нашего программного обеспечения сильно нам помогают, потому что складывают данные с тех участков траектории, которых мы со своего ЦУПа невидим. А это основная часть времени.

В Сколково у нас один ЦУП, но приемных пунктов благодаря радиолюбителям получается огромное количество. Есть несколько групп, с которыми мы связывались. Это частные контакты с отдельными представителями сообщества радиолюбителей, а также сеть автоматизированных радиолюбительских станций SatNOGS: она существует в виде интернет-портала. Есть еще такая организовавшаяся вокруг радиолюбителя DK3WN сеть пользователей его программного обеспечения: с ее помощью он тоже собирает телеметрию. Также мы использовали станции WebSDR. Всего у нас было порядка 70 пунктов приема данных.

Когда космонавты вышли в открытый космос и начали готовиться к запуску кубсатов, они извлекли их из переносных контейнеров и выдернули чеку, включающую электропитание. О том, что на аппаратуру подан ток, можно было узнать по светодиодной индикации на панели аппарата: когда космонавт включал кубсаты, он показывал с нашлемных камер сигнал светодиода. Однако на орбите было очень солнечно… Хотелось разглядеть светодиод, но увидеть его было невозможно – таким ярким был солнечный свет*. Поэтому уверенности в том, что аппарат включился, не было.

Увы, этот момент мы недостаточно хорошо предусмотрели. Кроме того, светодиодная индикация выдавалась лишь короткое время, чтобы даром не тратить электроэнергию. От первого спутника мы телеметрию имели на первом же витке – ее получила и передала нам станция в Северной Америке: убедились, что все нормально, и порадовались. А вот со вторым… Мы не видели телеметрию. Посмотрели по программному планировщику – оказывается, все радиолюбители следили за первым аппаратом, а о существовании второго, видимо, забыли. Время шло, а его не только никто не слышал, но спустя 16 часов никто так и не прислал с него телеметрию. И когда оба МКА уже над нами пролетали, мы первый увидели, а второй нет. Второй ничего не передавал. Соответственно, мы стали волноваться. Стало очевидно, что со вторым что-то не так…

* По словам Анатолия Копика, во время трансляции запуска было слышно, как космонавт сказал: «Я ничего не вижу…» Ему ответили: «Все равно бросай!»

– А нельзя было его как-нибудь «пнуть»? Послать сигнал какой-нибудь типа «Проснись и пой!»?

– Вообще-то можно, но на тот момент у нас передающая часть ЦУПа еще не была для этого настроена. И мы ожидали срабатывание нашей системы защиты на аппарате.

Спутник SiriusSat на виброиспытаниях
Спутник SiriusSat на виброиспытаниях

 

– А у него тоже были защитные режимы?

– Да. То, что говорилось про систему энергопитания: она обеспечивает живучесть аппарата и умеет выполнять целый ряд предусмотренных операций. Например, критически важными считаются для нашего МКА система энергопитания и система связи с Землей.

Во-первых, у них есть встроенные сторожевые таймеры: каждый по отдельности проверяет, если программное обеспечение зависло, чтобы перезагрузить его.

Во-вторых, они обмениваются пакетами данных между собой, так как одна без другой работать не сможет – это потерянный аппарат. Поэтому они еще проверяют работоспособность друг друга, и если там какое-то нарушение происходит, то они перезагружаются.

Ну и в-третьих. У нас есть самая низкоуровневая система и независимая схема сброса всего аппарата, которая работает полностью автономно и может быть сброшена только по команде с Земли. У нее длительный период – 25 часов, но зато сброс происходит гарантированно, вне зависимости от ПО аппарата. Она встроена в систему энергопитания, но работает полностью независимо.

Оставалось ждать и обдумывать ситуацию.

Когда мы стали анализировать телеметрию с первого аппарата, то увидели, что на самом деле он включился не так, как мы планировали. То есть с ним что-то случилось: он попал в какую-то коллизию при старте, из-за чего работал не так, как предусматривалось. Мы стали думать: чем это обусловлено?

Прежде всего, и аппарат, и платформа предполагались для контейнерного запуска (из «диспенсера»), то есть имелось в виду, находится в темноте. И уже потом, когда он выходит из контейнера, то включается (космонавт выдергивает чеку и замыкает контур электропитания) и начинает получать энергию и от аккумулятора, и от Солнца.

В реальном полете ситуация оказалась совсем другой. Запуск был не контейнерный, а ручной. Спутник достали из чехла, и, до того как включили и пустили, он довольно долго освещался Солнцем, да еще под разными углами. С солнечных элементов поступал ток. В зависимости от уровня освещенности, электропитание то поступало на шину, то исчезало. Контроллеры не могли понять, что происходит. По их мнению, это была нештатная работа и систему следовало перезагрузить.

На самом деле мы тестировали платформу на Земле, и, поскольку она изначально не была рассчитана на эти режимы, мы добавили системы защиты, о которых говорилось выше. И первый аппарат впал все-таки в режим, когда контроллер программного обеспечения завис, но был штатно выведен из этого режима с помощью одной из перечисленных систем защиты и уже спустя 15 минут нормально запустился. Это все мы увидели, анализируя телеметрию первого аппарата.

Второй аппарат, очевидно, не запустился. Мы ждали 25 часов, когда должна была сработать система принудительной перезагрузки. Так получалось, что, опять же, через 25 часов он попадал в зону, где не было наземных пунктов приема информации. Единственное, что мы нашли, – это еще одна сеть радиолюбительских станций, которая просто смотрит в космос и предоставляет любителям через Интернет доступ к приемнику, который ты можешь сам настраивать. И только через 25 часов на южноамериканской станции увидели маяк второго МКА.

– В какой момент спутник включается – когда у него чеку выдергивают, когда из контейнера достают или когда бросают?

– У аппарата в режиме хранения раскоммутирован аккумулятор: разомкнута цепь электропитания. Поэтому в темноте он находится в обесточенном режиме. Но если светить на панели, то в фотоэлектрических преобразователях (ФЭП) возникает ток. Он поступает на шину системы электропитания и идет в том числе на контроллер. Получается, что контроллер начинает реагировать даже без подключения аккумулятора. Но у ФЭП очень малая нагрузочная способность, поэтому, когда что-то пытается запуститься от них без буферного аккумулятора, то тут же падает напряжение – и все выключается. Режим зацикливается и может привести к неприятностям. Мы это тоже анализировали. Если бы защиты не было, и мы бы не делали эти тесты, аппарат был бы потерян.

Не исключено, что такого рода мелочи, которые на Земле не встречаются, приводят к большой статистике потерь кубсатов. Часть аппаратов на Земле собирается практически без запасов.

– Понятно, что полный цикл испытаний, свойственный «нормальным» спутникам, проходят далеко не все кубсаты – все зависит от возможностей организации, которая делает спутник…

– Многое зависит от оператора запуска: у них есть свои требования, одно из которых состоит в том, чтобы ваш аппарат не повредил остальные при групповом запуске. И они все равно предусматривают базовые механические и термовакуумные тесты.

– А какой расчетный срок существования у ваших кубсатов?

– Полгода, но, думаем, они будут работать больше. Мы опирались на количество циклов перезарядки аккумуляторов и на статистику кубсатов в целом. Расчетные полгода. Там, правда, есть запас. Баллистические расчеты показывают, что существовать МКА на орбите будут гораздо больше, чем полгода.

– Имеют ли ваши спутники систему накопления информации, или полезная нагрузка сбрасывает данные постоянно?

– Полезная нагрузка – это не просто счетчик радиации. Прибор занимается спектрометрией: определяет энергетические параметры и разделяет виды частиц, которые присутствуют в излучении. У полезной нагрузки есть блок памяти, где копится ее информация. Наука включается по графику, который ей задают УКВ-приемопередатчик и система энергопитания, и при включении накапливает во внутреннюю память всю полезную информацию. После этого на пролетах над ЦУПом «Земля» запрашивает эти данные, и полезная нагрузка, используя приемопередатчик в качестве моста, передает их в любительском УКВ-диапазоне.

– Если используется УКВ, значит канал недостаточно широк для передачи больших массивов информации? А, как я понимаю, специальной системы связи для полезной нагрузки нет…

– Да, но для решения этой проблемы написан специальный софт. Есть данные мониторинга, которые передают минимальную информацию в хронологическом порядке. И есть массив с расширенной информацией, который запрашивается. То есть мы сбрасываем мониторинг, а потом из него выбираются интересующие заказчика фрагменты – и мы скачиваем уже подробнее. Наличие или отсутствие специальной системы связи обусловлено, прежде всего, огромными проблемами получения частоты, и такой способ – с прокачкой данных полезной нагрузки через радиолюбительский канал – единственный вариант для кубсатов.

– Планируют ли заказчики (ученые) за эти полгода получить нужный объем информации?

– Они считают, что им этого хватит. С другой стороны, там ведь как: сколько получишь, такой и эксперимент будет. Надо полагать, они довольны, поскольку построили прибор, который уже через год полетел в космос и приносит результаты. Да и не один прибор, а целых два!

– Сколько школьников участвовало в этой работе? И сколько специалистов в «Сириус» ездило от вас?

– Ребят в «Сириусе» было две группы, в общей сложности 12 человек, от нас – двое (научный руководитель и эксперт), и от НИИЯФ – тоже двое (научный руководитель и эксперт). Различным образом к работе привлекалось около 100 учащихся из школ и технопарков. У нас проходили семинары и «школы космических инженеров», устраиваем сеансы связи с аппаратами.

Сборка спутника SiriusSat-3 в центре «Сириус» летом 2018 г.
Сборка спутника SiriusSat-3 в центре «Сириус» летом 2018 г.

 

– В чем заключалась роль ребят из лагеря «Сириус»?

– Они были движущей силой всей работы: на самом деле – не будь их, реально не было бы никаких запусков.

Изначально идея с аппаратом пришла, конечно, не им, поскольку их команды на тот момент еще не было – ее набирают примерно за неделю до смены. Но, чтобы подготовиться к смене, нужно время. Потом им был предложен определенного рода проект и предложена полезная нагрузка. Собралась команда, которая ознакомилась с научной составляющей проекта. Мы, в свою очередь, знакомили их с составом и устройством «борта». После этого они делали примерно то же, что делают для создания какой-то миссии: то есть прикидывали энергобаланс аппарата, продумывали пункты приема информации, рассчитывали и моделировали стабилизацию (в принципе получилась близкая с реальным МКА) и т. п.

Один из школьников, которому поручалось разобраться с методикой испытаний для кубсатов, по заграничной документации составил методику – и именно по ней мы там МКА и испытывали. Собственно, вместе с ребятами мы собрали не только аппарат – собрали воедино все мысли: как, что и каким образом надо делать. Те, кто занимался полезной нагрузкой, написали софт, который должен был обеспечивать передачу информации с полезной нагрузки на Землю.

– Как, по-вашему, вырастут из них нормальные инженеры? Таких сейчас очень не хватает…

– Из них вырастут те, кем они захотят стать. Вырастут ли инженеры – сказать трудно, но уровень подготовки очень хороший, высокая степень понимания.

– Есть ли у них какая-нибудь мотивация к дальнейшей деятельности в этом направлении?

– У всех по-разному. Например, одного парня, который в 2017 г. еще учился в 10-м классе, мы просто брали на работу как уже вполне состоявшегося электронщика. Ему не надо было с мотивацией ничего решать. А кто-то только пробовал себя. Но в любом случае они очень быстро впитывали знания и применяли их. И в итоге неплохо поработали. В принципе, их вклад в аппарат довольно весомый. Наверное, три недели – мало, чтобы довести каждую из задач (а их было очень много) до полного логического завершения.

– Как вы видите перспективы использования этой платформы?

– Основное достоинство нашей платформы (кубсат-конструктора) состоит в том, что потребитель получает в свои руки отработанные в полете системы. Если у него есть прибор, или система, или идея, то, получая этот набор, методику по его сборке и отработанные технологии, он может ставить на платформу свою полезную нагрузку – собирая одноблочный (1U) или трехблочный (3U) кубсат. При этом все модули апробированы в космической среде – за них можно не беспокоиться.

Опираясь на опыт «СириусСатов», хотелось бы видеть не только методику сборки аппаратов, но и методику доведения МКА до запуска. Например, должна быть упрощена и описана процедура выделения радиочастот, процедура работы с пусковым оператором. Потому что мало просто собрать железку и поставить ее на стол: непонятно – каким образом она попадет в космос? Для этого надо проделать еще очень большую работу.

Роскосмос содействовал запуску «СириусСатов», и мы благодарны ему за это. Они помогли не только нам – они делают много шагов: теперь ежегодно дают уже 12 «юнитов» бесплатно российским образовательным учреждениям, а это уже большое дело. Плюс – предоставляют контейнеры для групповых пусков. Вместе с тем для достижения действительно доступного космоса для образовательных учреждений и частников еще предстоит проделать большую работу. 

И. Афанасьев

Скачать PDF статьи
Скачать PDF статьи